Российская Федерация,Санкт-Петербург,

Петроградский район, Левашовский проспект,

дом 12, офис 225/5

Телефон:

+7 (812) 980-72-92

+7 (812) 980-71-05

Главная \ Статьи \ Расселение ручной работы

Статьи

« Назад

Расселение ручной работы  28.10.2013 22:42

575 квадратных метров...

Сначала показалось, что в справке формы 7 допущена ошибка. Но все правильно. Коммунальная квартира со странным номером 7-27 в доме на углу Фурштадтской улицы и Литейного проспекта действительно имеет площадь 575 квадратных метров.

 

В лабиринте

 

Дом сказочной красоты. Его построил в 1901 году знаменитый купец Василий Иванович Черепенников, державший в имперской столице торговлю колониальными товарами: чаем, кофеем, сахаром, фруктами, винами... Нажил огромное состояние. И подарил сам себе пятиэтажный особняк в центре, где на первом этаже и разместился «Торговый дом Черепенников с сыновьями». Здесь и теперь торговый дом — легендарный гастроном «Литейный». Ну а квартиры в верхних этажах сдавались горожанам среднего и выше среднего класса.

К началу XXI века дом оказался в крайне запущенном состоянии. А его апартаменты, в которых некогда жили адвокаты и доктора, превратились в скопище огромных коммуналок, самая циклопическая из которых и имеет площадь в 575 квадратных метров.

Без проводника здесь можно заблудиться. Мрачный лабиринт широких и узких коридоров, внезапные повороты, двери в самых неожиданных местах, закоулки-тупики. Темно. Или электричество экономят или не могут договориться, кому вкручивать лампочки. В этой темноте время от времени скользят какие-то тени: то ли приведение, то ли кто-то из жильцов выскользнул в туалет... Откроешь дверь в жилую комнату, и оттуда прямо-таки засияет — по контрасту с тьмой коридора. Совсем как свет в конце тоннеля.

Две кухни, два туалета, одна ванная. Комнаты — от огромных залов, где легко поместится типовая квартира из «панельки» 80-х годов, до тесной конурки: от 43 квадратных метров, до 13,2. В 16 здешних комнатах живут 14 семей — 37 человек. Живут в обстановке напряженности и взрывоопасности. Почти войны. Здесь было все, чем народная молва характеризует классическое коммунальное житье-бытье: мыло в супе и соль в компоте; громогласная ругань и тихие гадости. Бесконечные вызовы милиции (а потом — и полиции), парочка уголовных дел; побои; угрозы; суды; подозрения на издевательство, доведшее человека до смерти; попытки провести экспертизу на предмет вменяемости соседей... По одну сторону этой баррикады оказались мать и дочь (Тамара Дамдын и Виктория Санай),  по другую — все остальные обитатели квартиры.

- На нас ополчились потому, что мы тувинцы, - считает Тамара Сенчиевна.

- На них ополчились потому, что антисанитарию разводят и создают конфликтные ситуации, - отвечают соседи.

Время от времени обитатели 575-метровой коммуналки начинали планировать какие-то действия по решению жилищной (а заодно и межличностной) проблемы, но активность быстро сходила на нет: расселение квартиры такой колоссальной площади, столь густо населенной представлялось абсолютно нереальным.

 

Охота за инвестором

 

Признаться, давно уже в Петербурге никто не помышляет о государственных программах по массовому расселению коммунальных квартир. Это дело штучное, осуществляемое в ручном режиме. И исключительно по инициативе обитателей коммуналок. Городская власть и городской бюджет лишь помогают гражданам. Так сказать, оказывают содействие.

Законодательство Петербурга предполагает, что финансовую и организационную основу расселения должен обеспечивать инвестор.

Последовательность событий в идеале (то есть, по городскому закону) такова: граждане в едином порыве оформляют полный пакет документов на свою коммуналку и приносят его в районную администрацию, потом - в жилищный комитет, который проверяет документы и выставляет квартиру на инвестиционные торги. И инвесторы выстраиваются в очередь за правом расселения. Побеждает наилучший и наибогатейший, который способен дать сумму, достаточную для покупки как минимум 70 процентов необходимого для отселения граждан отдельного жилья. Оставшиеся 30 (или меньше) процентов даст город, если в бюджете найдутся деньги.

В этом процессе все правда кроме «выстраиваются в очередь». Охотников выкупать коммунальные квартиры ныне в Петербурге ищут днем с огнем. А потому последовательность процедуры теперь иная: обитатели коммуналки нанимают риэлтора, который и разыскивает потенциального инвестора на конкретную квартиру. Если повезет и инвестор будет найден, далее последует изнурительный и долгий подбор вариантов жилья: торгуются до хрипоты из-за каждого квадратного метра, из-за района или улицы, куда предстоит переезжать. В переговорах участвуют три стороны: инвестор, жители коммуналки и город в лице чиновников жилищного комитета и районной администрации. Советская практика двойного, тройного, четверного обмена — слабое подобие сложного процесса расселения. Найти баланс между интересами всех сторон — задача риелтора. И только когда этот баланс будет достигнут, когда все граждане согласятся переезжать, а город определит долю, способ и источник своего финансового участия, квартира выставляется на торги. Вернее, проводится через процедуру торгов — дело уже формальное, но необходимое. Закон повелевает — так тому и быть.

 

Процесс пошел...

 

- Инвестора для квартиры 7-27 на Фурштадтской мы искали больше двух лет, - рассказывает риелтор Майя Пархоменко. - Квартира в общем-то замечательная. Здесь прекрасная лепнина. Разумеется, там, где она еще не отвалилась. Изразцовые печи. Исторический антураж, конечно, в изрядно запущенном состоянии. Но если все это привести в порядок... Инвестор на антураж и клюнул. Ему захотелось парадную квартиру. Эдакие апартаменты в центре города, но на относительно тихой улице.

Тот день около года назад, когда инвестор для расселения «замечательной» квартиры все-таки нашелся, очевидно, был самым счастливым днем для 37 обитателей циклопической коммуналки. Началась активная стадия подготовки к расселению.

Надо отметить, что инвестор был подарком судьбы не только для жителей коммуналки, но и для самой районной администрации. Коммунальные квартиры огромной площади — это давняя головная боль властей. Так что районная администрация, жилищный комитет с готовностью, радостно, даже с азартом принялись готовить квартиру 7-27 к расселению. Власти были согласны подтащить под это расселение все существующие в городе программы государственного содействия улучшению жилищных условий для льготных категорий граждан. Таким образом жилищный комитет говорил о возможности предоставления 5 (пяти) квартир за счет бюджета. Остальные девять были за инвестором.

- Каждая семья должна было собрать пакет документов, - рассказывает Майя Пархоменко. - Получить всяческие справки, оформить технический паспорт, погасить коммунальные долги, если таковые имеются, приватизировать жилье, если оно еще не приватизировано... И только потом полный пакет по всей квартире был отправлен в жилищный комитет, где все были поставлены на городскую очередь (если кто-то еще на ней не числился). Это непременное условие для включения в программу расселения и выставления квартиры на конкурс.

Однако главным и самым интересным процессом был, конечно, подбор вариантов отдельных квартир для всех 14 семей. Вопрос с 15 квартирами решился достаточно быстро: второй, реже — третий вариант устраивал граждан. Дольше всех определялась семья Дамдын-Санай. Риелтор, инвестор и граждане-соседи не торопили дам, изо всех сил стараясь сохранить хрупкий мир, воцарившийся в квартире.

19 декабря 2012 года вышло распоряжение администрации Центрального района № 1918-р. Свершилось: квартира была включена в перечень коммунальных квартир, подлежащих расселению в рамках Программы (именно так — с большой буквы). Определилась и дата конкурса - 6 февраля. С этого момента уже можно было начинать оформлять новую собственность и - разъезжаться.

 

… И не дошел

 

Однако в феврале конкурс не состоялся. У некоторых жителей квартиры (точнее, у двоих) появились дополнительные условия. Администрация проявила понимание, соседи — терпение... Хотя, признаться, за закрытыми дверями люди давали волю раздражению, зачитывая друг другу все новые и новые требования Дамдын. В результате долгих переговоров семья, владеющая комнатой в 28,6 квадратных метра на Фурштадтской улице, выторговала себе... двухкомнатную квартиру в 56 метров на Моховой улице. Новый конкурс должен был состояться 29 мая 2013. Люди начали собирать чемоданы. И вдруг...

Из коллективного письма главе администрации Центрального района Марии Дмитриевне Щербаковой: «Просим оказать содействие в решении вопроса о передаче в суд дела семьи Дамдын... Семьи Пановых, Репиной, Варламовых, Коробовых и Маминых состоят на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. По результата конкурса все должны были получить отдельные квартиры. В том числе семья Дамдын-Санай... Но она отказалась от участия в конкурсе, «чтобы соседи продолжали мучиться»...

Увы, ни Мария Дмитриевна Щербакова, ни какой-то иной чиновник не могли и не могут оказать содействия такого характера. Отказ от расселения одного человека однозначно означает, что расселения не будет. Даже если 35 человек (включая детей, стариков, ветеранов, инвалидов и беременных женщин) уже сидят на чемоданах. Инвестор, которому давно уже надоело возиться с «замечательной» квартирой, отказался участвовать в этой трагикомедии. А у районной администрации было только одно полномочие: «в связи с отказом одного из проживающих от расселения, коммунальная квартира по адресу: ул. Фурштадтская, д.2/12, кв.7-27, была снята с конкурса».

Тамара Сенчиевна пояснила, что не даст себя обмануть:

- Они (соседи — ред.) в квартире почти не живут. Новое жилье им нужно, только чтобы сдавать его. А у меня с дочерью больше ничего кроме 28 метров нет.
Слово за слово — выяснилось, что Тамара Сенчиевна, возможно, согласилась бы на расселение в случае предоставления ее семье двух квартир: дочь-то — уже взрослая женщина.

Таков закон, говорят чиновники. Это настоящее вымогательство, говорят инвесторы. То, что говорят соседи, публиковать нельзя.

- Понятно, что люди хотят выгадать как можно больше, - размышляет риелтор Майя Пархоменко. - Это предмет переговоров. Возможно, даже тяжелых переговоров. К примеру, при расселении одной из коммуналок в Адмиралтейском районе собственники приняли решение слегка увеличить долю одной семьи за счет уменьшения своих собственных долей. Иначе эта семья не соглашалась на расселение... Всякое бывает, но, признаться, ситуация на Фурштадтской — это нечто из ряда вон выходящее.

 

Диагноз - несговорчивость

 

Программа по расселению коммуналок вскладчину — на деньги инвестора и бюджета - действует в Петербурге с 2008 года. Тогда в городе насчитывалось 116 647 коммунальных квартир. За пять лет их число сократилось на 18 904. Стало быть сегодня в Петербурге осталось 97 743 коммунальные квартиры. И живут в них 293 184 семьи.

И не знаешь: радоваться ли достижениям? печалиться ли медлительности процесса? Как утверждают специалисты жилищного комитета, срыв расселения на этапе проведения конкурсов — не такое уж редкое явление. За неполные два года (с 1 января 2012) не расселились 548 квартир, уже нашедших инвестора и вошедших в Программу. И в основном — из-за отказа кого-то из соседей.

- Чаще всего причиной несговорчивости граждан является то, что комната в коммунальной квартире не являются единственным их жильем. Так что можно сидеть спокойно, и ждать случая повыгоднее продать. Особенно если комната находится в историческом центре, - поясняют в жилищном комитете. - Кое-кто не желает расселяться, так как у него нет оснований получать материальное содействие города. Ну, не льготник... А за счет собственных возможностей получить отдельную квартиру подходящего размера — не выходит... Тоже сидит и ждет удачного стечения обстоятельств или невесть чего. Интересы соседей, согласных на расселение, в этом случае, конечно, в расчет не берутся.

Никто сегодня не в состоянии помочь и жителям квартиры 7-27, оставшимся в своем темном лабиринте без инвестора. Единственное, чем смог их успокоить жилищный комитет, это перечень действующих целевых программ, реализация которых не зависит от того, чего захочет левая нога соседа: «Молодежи – доступное жилье», «Развитие долгосрочного жилищного кредитования», «Жилье работникам бюджетной сферы»... Но все это мало утешает. И комитетские специалисты, понимая это, не убивают окончательно надежду:

- Как только появится новый инвестор, мы сразу же подготовим «замечательную» квартиру к новому конкурсу.

 

Автор: Наталья Орлова



поделиться